Детская ИЛЛЮСТРАЦИЯ
Среда, 23.08.2017, 01:23
ГлавнаяРегистрацияВход Приветствую Вас Гость | RSS

Меню сайта

ХУДОЖНИКИ
Биография [2]
Перечень работ [4]
Интервью [10]
Отзывы о нем [3]

Главная » ХУДОЖНИКИ » ВЛАДИМИРСКИЙ Леонид Викторович » Интервью

«ДОСТАВЛЯТЬ РАДОСТЬ РЕБЕНКУ!»
                                                  

Старый дом в центре Москвы. Узкая лестница, круто изгибаясь, ведет на самый верх, к заветной металлической двери, за которой живет... сказка. Стоит только переступить через порог, и ты окажешься в волшебной стране, созданной ее приветливым хозяином - детским художником Леонидом Викторовичем Владимирским.

Вымысел и реальность перемешались в этом доме. Вдохнув душу в своих рисованных героев, Владимирский впустил сказку в жизнь, оживил мечту. Недаром мастерская Леонида Викторовича чем-то напоминает каморку папы Карло. Более полувека Леонид Владимирский оживляет сказочных героев. Он считает себя счастливым человеком! В чем секрет счастья Леонида Викторовича?

- Леонид Викторович, Вы когда-нибудь думали, что станете иллюстрировать книги?

- Даже не предполагал. Мои родители не имели никакого отношения к искусству, и сам я учился в инженерно-строительном институте. Но успел закончить только три курса: началась война. Меня, комсомольца, забрали в армию, и я служил в инженерных войсках до самой Победы.

Но вот вернулся, наконец, домой, и как-то раз мы с приятелем пошли гулять на ВДНХ. Рядом находился ВГИК (институт кинематографии), там училось много девушек - молодых актрис. Приятель говорит: «Пойдем на них посмотрим!». Мы и пошли. А тут возьми, да и попадись нам навстречу декан художественного факультета Каманин (мы, правда, тогда не знали, что это декан). Подбегает к нам такой ма-аленький человечек. «На какой, - спрашивает, - факультет пришли поступать? Рисовать умеете?». Нам неудобно стало, я и говорю: «Ну, рисовал до войны стенгазеты». - «Тогда поступайте к нам». Я домой вернулся, с женой посоветовался (к тому времени уже женат был). Она говорит: «Попробуй, а там судьба подскажет». С ее поддержкой и поступил. Учиться тяжеловато было, потому что подготовки начальной художественной не имел. Зато окончил институт художником-постановщиком мультфильмов. Только в мультипликацию не попал.

- Почему же?..

- Я ведь по натуре авантюрист. Не хотелось мне, как всем остальным, дипломный проект на стене, на бумаге демонстрировать. Я свою работу по «Руслану и Людмиле» Пушкина на пленку отснял и как слайды показывал. Меня заметили и пригласили работать художественным редактором студии «Диафильм». Так что на моем счету 10 диафильмов. В том числе «Приключения Буратино».

- А что было сначала: диафильм или книга?

- Диафильм. Позже я понял, что можно проиллюстрировать книгу. А вы, кстати, знаете, что полосатый колпачок Буратино придумал я? Толстой в своей сказке подчеркивает, что «головной убор» у деревянного человечка был белый. Мне такой вариант показался скучным, и я дорисовал красные полоски. Теперь колпачок Буратино «официально» полосатый.

- Значит, книга про Буратино стала успешным дебютом?

- Получается, что так. По сути, это были первые советские комиксы. Книга имела шумный успех, поэтому я решил на ней не останавливаться. В 1959 году вышел «Волшебник Изумрудного города» с цветными иллюстрациями и имел грандиозный успех. Книгу просто невозможно было достать. Люди ночами в очередях стояли, чтобы на нее подписаться. Ребята брали у друзей, и от руки переписывали, картинки срисовывали. Я храню несколько таких рукописных экземпляров. Потом Волкову и мне стали писать письма, требовать продолжения волшебной истории. Я пришел к Александру и сказал: «Просят, значит надо писать». Так появились еще шесть частей «эпопеи» про Волшебную страну.

- Леонид Викторович, вы рисуете только для детей?

- Да. Только для детей и только сказки. И самые мои удачные работы - «Приключения Буратино», «Волшебник Изумрудного города» и «Руслан и Людмила». Зачем я буду заниматься тем, что другие делают лучше меня?

- Леонид Викторович, а как вы придумываете своих героев?

- По-разному. Больше всего в жизни мне интересны люди. Я люблю с ними дружить, общаться и так искать новые образы. Я вижу человека и пытаюсь понять его характер: что там внутри? Когда читаешь книгу, все происходит наоборот: автор дает уже готовый характер, а я стараюсь представить, как должен выглядеть такой герой. Иногда поиски образа происходят долго и мучительно. Пушкинскую Людмилу, например, я рисовал 40 лет. Мне все время что-то не нравилось, никак не мог найти окончательный вариант. А вот прообраз Буратино и девочки Элли - моя дочь Ая.

- Мне всегда было интересно, каких героев труднее рисовать: добрых или злых?

- Раньше над моим рабочим столом висел плакат, на котором было написано: «Ха-ха-ха, как страшно!». Для того, чтобы не забыть, что в детских книжках не должно быть страшных, противных рисунков. Вот, например, мой Карабас-Барабас. Ведь он злой герой, но дети его не боятся, а, наоборот, всегда смеются над ним. Отрицательных героев всегда надо рисовать ненатуралистично и изображать их в смешных ситуациях. Чтобы дети, едва на них взглянув, не переворачивали в ужасе страницу. Книжка должна доставлять радость. В этом отношении, конечно, «злых» рисовать труднее.

- Леонид Викторович, кем приходятся вам ваши персонажи: детьми или друзьями? А, может быть. Вы когда-нибудь влюблялись в своих прекрасных героинь?..

- Героев своих я очень люблю. По-разному, конечно: и как ребенка, и как друга, и даже как женщину. Ведь когда рисуешь портрет, просто необходимо влюбиться в эти глаза, нос, улыбку... Только тогда образ получится не тусклым, а выразительным. Нужно вдохнуть в персонажа жизнь, кусочек души своей отдать. Все вместе с ним пережить, перечувствовать...

- И все-таки я не понимаю: как может взрослый человек, такой, например, как Вы, рисовать для детей? Это что же, надо всю жизнь ребенком оставаться?

- Существует так называемая «теория возраста души». Бывают, например, молодые старички. Еще и жить-то не начали, а им уже скучно, неинтересно. А вот Самуил Яковлевич Маршак говорил: «Когда я сажусь писать, то чувствую себя шестилетним мальчиком». Австрийская писательница Астрид Линдгрен ощущала себя десятилетней девочкой. Когда сажусь рисовать я, мне интересны сказки. Только в сказке я могу что-то делать, творить, начинает играть воображение. В такие моменты возраст моей души где-то около девяти лет. И очень важно сохранить в себе этот огонек творчества на всю жизнь!

Ведь я недаром считаю себя счастливым человеком: всю жизнь занимаюсь любимым делом. И это такая радость – доставлять радость ребенку! А еще приятней получать от него в ответ благодарность.

Категория: Интервью | Добавил: detilus (13.03.2009)
Просмотров: 673 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017 Создать бесплатный сайт с uCoz